Ночные ведьмы

Такое зловещее прозвище получили девушки из единственного в истории войны женского полка бомбардировщиков

Они стали легендой и для своих, и для чужих. Ни в люфтваффе, ни в военно-воздушных силах других государств не было женских подразделений, а у нас девушки сражались в воздухе и погибали наравне с мужчинами. Одна из "ночных ведьм" — Ираида Гавриловна Дерябина — живет в Ангарске.

"Комсомольцы — на самолет!"
Этот клич был брошен в середине тридцатых, и тысячи юношей и девушек кинулись в ОСОАВИАХИМ. В те годы у всех на устах были имена Чкалова, Белякова, Байдукова, Гризодубовой, Расковой. Из республиканской Испании доходили вести о подвигах советских летчиков, сражавшихся в небе над Мадридом и Гвадалахарой. Страна чествовала первых Героев Советского Союза — пилотов, пробивавшихся к плененным арктическими льдами челюскинцам.
Во всех крупных городах создавались аэроклубы, и уральский промышленный центр Нижний Тагил, где родилась будущая летчица, не был исключением.
Ираида Кузнецова была практически единственным ребенком в семье. Своего старшего брата она никогда не видела, он бесследно пропал во время Гражданской войны. Отец побывал на всех войнах начала века — японской, германской, гражданской, награжден тремя Георгиевским крестами и, когда родилась дочь, был уже в зрелом возрасте. Работал он на медеплавильном заводе, а мама — стрелочником на железной дороге.
После окончания семилетки 18-летняя Ираида (тогда ее звали просто Ира) при содействии комсомольской организации поступила в аэроклуб. Полтора года изучала теорию полета, самолетостроение, устройство моторов, прыгала с парашютом. Потом пошла дальше, в Ульяновскую авиашколу, но окончить ее не успела.
В июне 1941 года Ира Кузнецова пришла в военкомат, и ее отправили в летную школу города Троицка, перепрофилированную для подготовки технического состава. Через два месяца, пройдя курсы стрелков, она оказалась в Карелии, где дислоцировалась 9-я воздушная армия, в 195-м истребительном полку. Поручили ей отвечать за вооружение. Обидно было девушке: она мечтала летать, училась почти два года, а тут сиди на аэродроме и жди, когда другие вернутся с боевого задания. Поделилась своей обидой с командиром, а тот сказал: "Что ж ты молчала? Пиши заявление в штаб!" Ее тут же вызвали в Белосток, где командир санитарного полка предложил совершить три пробных полета на У-2. Так уральская девчонка стала летчицей.
Женские эскадрильи
Весной 1942 года в Москве было принято решение сформировать в составе 9-й воздушной армии генерала Вершинина женский авиаполк, который должен совершать полеты на позиции противника и забрасывать их бомбами, не давая врагу спокойно спать. Летчиц собирали со всех фронтов. В 46-м авиаполку насчитывалось четыре эскадрильи — это около 80 летчиков, а вместе с техническим персоналом почти 300 человек. Командиром полка стала майор Евдокия Бершанская, замполитом — майор Евдокия Рачкевич.
46-й гвардейский Таманский полк — уникальное и единственное соединение в Красной армии времен Великой Отечественной войны. Всего было три авиационных полка, в которых летали женщины: истребительный, тяжелых бомбардировщиков и легких бомбардировщиков. Два первых полка были смешанными, и только последний, в котором летали на легком бомбардировщике По-2, был исключительно женским. Летчики и штурманы, командиры и комиссары, прибористы и электрики, техники и вооруженцы, писари и штабные работники — все это были женщины. И вся, даже самая тяжелая работа делалась женскими руками.
Два месяца шли тренировки. Ни у кого из пополнения не было опыта ночных полетов, поэтому летали под куполом, создававшим имитацию темноты. Вскоре полк перевели в Краснодар, и ночные ведьмы стали летать над Кавказом. В конце 1942-го начались тяжелейшие бои за Крым.
— Мы летали на Тамань, Керчь, Симферополь, Севастополь, — вспоминает Ираида Гавриловна. — Поскольку почти все девчата были новичками, полк понес большие потери. В первый бой я шла вместе с командиром звена — лейтенантом по имени Светлана, которая служила в авиации еще до войны. Груз — 400 килограммов мелкоосколочных и зажигательных бомб, которыми мы обрабатывали вражеские укрепления. Немцы хорошо подготовились: летчиц встретили лучи прожекторов и плотный огонь зениток. Над Таманью сбили самолет моей однополчанки Макаровой, еще два потеряли ориентировку и сели прямо в лиман. Машины вместе с экипажами утонули в грязи. Над Керчью был подбит и сгорел самолет, который вела девушка по имени Полина — выпускница Московского университета. Всего над полуостровом погибло 10—12 девчат. После освобождения Крыма таких потерь уже не было.
Летающая русиш фанера
На современном языке фанерный бомбардировщик По-2 можно было бы назвать самолетом-невидимкой. Ночью его, на низкой высоте и бреющем полете, немецкие радары не могли засечь. Немецкие истребители боялись прижиматься слишком близко к земле, и часто именно это спасало жизни летчицам. Вот почему девушки из полка ночных бомбардировщиков получили такое зловещее прозвище — ночные ведьмы. Зато если По-2 попадал в луч прожектора, сбить его не составляло труда.
Трудно поверить, но первое время "ночные ведьмы" летали вообще без парашютов. Единственным оружием экипажа были пистолеты ТТ. Только с середины войны на По-2 стали устанавливать пулеметы, которые помогали отбиваться от "юнкерсов" и "мессершмиттов".
Весной 1944 года за мужество и героизм, проявленные в боях за освобождение Крыма, сержанта Кузнецову наградили орденом Красной Звезды. Женский полк (а потом и всю воздушную армию) перебросили на 2-й Белорусский фронт, которым командовал Рокоссовский. В городе Столбцы летчики-мужчины встретили пополнение с издевкой: "Бабы на фронт прибыли!" Когда "бабы" построились в шеренги, чтобы приветствовать командование, все увидели, что на гимнастерках летчиц сияют ордена и медали, в том числе Золотые звезды Героев Советского Союза, а сам полк носит звание гвардейского. Больше насмешек не было. Это очень напоминает эпизод из фильма Леонида Быкова "В бой идут одни старики", когда желторотик Кузнечик решил пошутить над летчицами — и остолбенел, увидев их награды.
Звезды над Берлином
В Белоруссии Ира впервые увидела немцев не с высоты птичьего полета. Операция "Багратион" развивалась стремительно. Советские войска окружали одну вражескую группировку за другой и продвигались на Запад. После Витебского и Минского котлов множество мелких фашистских подразделений оказались в тылу наступающих частей Советской армии. Один из таких отрядов бродил в лесах и вышел к аэродрому, где базировалась женская эскадрилья. У летчиц не было автоматов, только пистолеты. Немцы обстреляли аэродром, но подоспевшее подразделение быстро уничтожило большую часть фашистов, остальных взяли в плен.
В марте 1945 года старший сержант Кузнецова получила тяжелое ранение, причем не в воздухе, а на земле.
Как-то Ира подобрала бездомного щенка, прикормила его и назвала Лопухом. Он успел вырасти в верного пса, встречал и провожал хозяйку на аэродром. Однажды, вернувшись с задания, летчица в сопровождении четвероногого телохранителя шла к месту проживания. Неожиданно из зарослей раздалась очередь. Пуля попала Ире в живот и прошла навылет. Лопух с лаем кинулся на выстрелы. Когда подбежали свои, девушка истекала кровью.
Стрелявших не нашли. Летчицу доставили в госпиталь, и врач спас ей жизнь. После операции он сказал: "Я использовал весь опыт, который приобрел за двадцать лет практики. Теперь все зависит только от нее самой". Здоровьем и молодой силой летчик Кузнецова обделена не была. Девчонки из эскадрильи навещали ее, вывозили на коляске на свежий воздух, и через полтора месяца она вернулась в полк. Спустя много лет в Москве на встрече ветеранов авиаполка Ираида Гавриловна вновь увидела своего спасителя.
Победу она встретила недалеко от Берлина. Вместе с однополчанами ездила на машине к рейхстагу, фотографировалась и оставила на колонне свою подпись. На счету гвардии старшего сержанта Кузнецовой — 640 боевых вылетов, орден Красной Звезды и медаль "За победу над Германией". Больше десяти летчиц 46-го гвардейского авиационного женского полка получили звание Героя Советского Союза. Это Марина Чечнева — командир 4-й эскадрильи, в которой воевала Кузнецова, Надежда Потапова, Зоя Парфенова, Мария Смирнова, Распопова (имени этой летчицы Ираида Гаврилова не помнит) и другие.
С неба на землю
В Германии Ира встретила своего однофамильца — капитана эскадрильи связи Владимира Кузнецова — и стала его женой. Фамилию менять не пришлось. Демобилизовали ее из Польши осенью 1945 года. Она вернулась в Нижний Тагил к родным. Правда, во время войны отец умер, осталась только мама. Вскоре родился сын, и муж забрал Ираиду с ребенком в Польшу, где продолжал службу. Два года семья прожила в Познани, и в 1948 году Кузнецовы наконец приехали в Советский Союз. Позже семья распалась.
Ираида Гавриловна окончила торгово-кулинарную школу и работала директором заводской столовой. Потом вторично вышла замуж за бывшего фронтового танкиста Василия Дерябина и переехала в Свердловск, где стала директором ресторана. От нового брака родилась дочь.
В 1956 году семья прибыла в Ангарск, где Василий Николаевич трудился механиком на автобазе. Получили комнату в коммуналке. Ираида Гавриловна 28 лет отработала по своей специальности — директором столовой N 17, за что получила орден "Знак Почета". Вырастила детей и внучек. Последние двадцать лет находится на заслуженном отдыхе.
Много раз бывшая летчица ездила в Москву на встречи "ночных ведьм". Женщин, увешанных боевыми наградами, с почетом принимали в Звездном городке, в академии имени Гагарина. На 45-летии Победы они встречались у Большого театра, когда со всей страны в столицу съехалось полторы сотни человек из четырехсот летчиков и техников женского авиаполка. Это немало: женщины живут дольше, чем мужчины. О возрасте прекрасной половины человечества говорить не принято, но в данном случае придется. В феврале 2005 года у нашей "ночной ведьмы" будет юбилей — 85 лет.

Рубрики:

О проекте

Сайт baikalpress.ru - ваш путеводитель в масс-медиа.На страницах сайта вы можете: прочитать наиболее значимые материалы ведущих газет Иркутской области; быть в курсе самых важных событий; ознакомиться с последними выпусками теленовостей.

RSS