Кристина из «Универа»

Анастасия Самбурская рассказывает о себе и своей роли в популярном сериале

6 ноября на телеканале ТНТ стартовал новый сезон сериала «Универ». Для презентации новых серий в Иркутск приехала исполнительница одной из главных ролей Анастасия Самбурская. Мы встретились с актрисой и узнали, что общего у нее со своей героиней Кристиной Соколовской, верит ли девушка в дружбу между мужчиной и женщиной и какие планы строит на будущее.

— Анастасия, в отличие от коллег по ситкому «Универ», вы достаточно редко
даете интервью, тем не менее недавно вы украсили обложку мужского журнала Maxim.
Долго вас уговаривали?

— Уговаривали недолго, потому что в съемке была концепция. Я не согласилась
бы, если бы мне предложили рядовую фотосессию, то есть просто показать все свои
прелести. В этой же съемке была история. Там я предстаю в образе ведьмы среди
готических интерьеров. То есть эта съемка — не грудь ради груди и не попа ради
попы. Цель была — красивая необычная картинка, которая в итоге понравилась мне
самой. А если бы пришлось раздеваться просто на белом фоне только для того,
чтобы показать себя с каких-то определенных сторон... Зачем? Я и так знаю, что
красивая.

— На ваш взгляд, почему сериал «Универ» на ТНТ так популярен?

— Потому что в нашем сериале развиваются истории. Я уверена, что с выходом
нового сезона рейтинги будут отличные. У нас динамичные истории, совершенно
другая — дорогая, если хотите — картинка, интересные персонажи и, конечно,
отличный сценарий. Вообще, я не понимаю, как у такого сериала, как наш, уровень
популярности вообще может снизиться. Он может только расти.

— Когда начинали снимать первый сезон ситкома «Универ. Новая общага», вы
говорили, что вас на съемочной площадке держат в ежовых рукавицах — практически
не позволяют импровизировать. Ситуация изменилась?

— Нет, в этом плане ничего не меняется.

— Не скучно?

— Нет. Надоедает однообразие, а у нас сериал очень динамичный, работа в нем
не может стать рутиной. В «Универе» же идет постоянное развитие — и в сюжете, и
в персонажах. Например, моя героиня все время меняется, но при этом остается
нервной девушкой. А нервные люди вообще не скучают! Случаются пики каких-то
новых историй, бури эмоций и так далее. Конечно, работа сложная, и трудно
предсказать, на сколько меня еще хватит. Но пока хватает.

— Работы в «Универе» меньше не становится. Но вы же еще играете в театре. Уже
вставал вопрос о том, что выбрать: кино или театр?

— Нет. Как ни странно, мне очень легко удается совмещать и кино, и театр. В
театре вообще репертуар утверждается за месяц до премьеры, а потому времени
хватает.

— Есть люди-планы, у которых жизнь на ближайшее время четко расписана. А есть
те, кто доверяется интуиции и живет по течению. К какому типу относитесь вы?

— По наитию. Сложно что-либо планировать. Я планирую только то, что все будет
хорошо. И как-то потихонечку я иду к тому, что у меня все хорошо. Но что-то
конкретное я не планирую. Скорее, живу по принципу «как получится». При этом в
любом случае все получается так, как я хочу.

— Ваша героиня в «Универе» рьяно опекает своих подруг. А вы сами в женскую
дружбу верите?

— Все зависит от конкретных людей. Знаете, у меня периодами: бывает, верю,
бывает, не верю. Со мной очень часто случались истории, когда подруги (то есть
те, кого я за них принимала) совершенно на ровном месте устраивали какие-то
подставы. Это очень неприятные вещи, сами понимаете. Но я не говорю, что теперь
стараюсь с женщинами меньше общаться. Просто с возрастом понимаю, что людям
вообще нужно доверять меньше каких-то личных вещей. Не создавать из своей жизни
тайну, разумеется, а именно не говорить о том, о чем рассказывать не
обязательно. Существуют эмоции и переживания, которые должны оставаться в тебе,
и обсуждать их нужно только наедине с собой. Когда ты рассказываешь что-то, то
обязательно должна понимать, что за этим откровением могут последовать какие-то
последствия, порой непредсказуемые.

— А может ли женщина дружить с мужчиной?

— Очень даже может. У меня много именно мужчин-друзей. Часто говорят, что
если женщина дружит с мужчиной, то у них или что-то было, или что-то будет. Могу
сказать, что это неправда. У меня есть прям друзья-друзья, с которыми, как
сказать... ничего личного. В общем, дружба — она не основана на каких-то
сексуальных пристрастиях, и привязываться к полу здесь не очень правильно.

— А кого из коллег по «Универу» вы могли бы назвать друзьями?

— Ну, Хильку, наверное. Аньку. Я со всеми очень хорошо общаюсь, просто с ней
получается теснее всего.

— Вы — влюбчивый человек? Или, как ваша героиня Кристина Соколовская, всех
отшиваете?

— Опять же, со временем я стала более разборчивой. Если я раньше могла сразу
прыгнуть в омут с головой, то теперь я понимаю, что такое поведение — это все же
не то, что мне нужно. Все-таки мне уже не 15 лет, и хочется каких-то серьезных
отношений, чего-то такого, а потому нужно быть разборчивей.

— И какой мужчина может обратить на себя ваше внимание?

— Он должен быть мужчиной. Где-то я уже говорила, что я такой деревенский
эстет. То есть мужчина должен быть красивым. Многие считают, что он должен быть
чуть красивее обезьяны и этого достаточно, но это такая гадость! Ведь я же слежу
за собой, я хорошо выгляжу. Так почему же некоторые мужчины считают, что если
вот они такие заплывшие, но у них есть деньги, то они могут быть со мной? Нет.
Не могут они быть со мной. То есть я к своим потенциальным... этим... как они
называются... женихам (смеется. — Прим. ред.) отношусь достаточно требовательно
— так же, как и к самой себе.

— То есть он не обязательно должен быть сыном олигарха, как Антон Мартынов в
«Универе» на ТНТ?

— Нет, совершенно не обязательно. Главное — внешний вид. Но если за внешним
видом ничего не стоит, то дальше дело, разумеется, не пойдет. Он должен всеми
качествами быть достаточно... эм... ну, в общем, вы поняли... Чехов говорил, что
«в человеке все должно быть прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли». Вот
я, наверное, подпишусь под его словами.

— Вы предпочитаете копить деньги или только тратить?

— Смысла копить нет. Потому что чем больше ты копишь деньги, тем у тебя их
меньше. А чем меньше ты вообще о накоплениях задумываешься, тем больше у тебя
денег бывает. Не то чтобы я трачу направо и налево. Но если мне что-то хочется,
то я не буду себя сдерживать и куплю — не откажу себе в таком удовольствии.

— А какова участь первого гонорара за «Универ»? Куда-то его целиком
потратили, или все-таки он растворился постепенно, незаметно?

— Я пошла и купила себе каких-то вещичек.

— Кстати, о вещичках. Вы следите за модой?

— Не сильно. Естественно, что приходить на такие мероприятия, как
презентации, нужно соответствующе одетой. А обычно я хожу в моих любимых рваных
и вообще мужских джинсах. Они ужасно на мне сидят, но очень уж нравятся. Плюс —
маечки и ботинки с кедами. В моем гардеробе довольно много обуви на огромных
шпильках, которую я практически не надеваю. Потому что я в них выхожу куда-то
один раз, и от шпилек отваливаются набойки. То есть такая одноразовая обувь для
мероприятий.

— Какие вещи из тех, что вы замечаете на девушках на улице, вы им
посоветовали бы выбросить и никогда не надевать?

— Штаны с мотней до колена — это ужасно. Как вот они называются?

— Не знаю, но, думаю, читатели поймут, о чем речь. Скажите, ваш личный стиль
как-то соответствует образу вашей героини в «Универе»?

— Конечно, что-то из вещей Кристины Соколовской я бы надела, но в целом —
нет, у нас разные стили, я так не одеваюсь. Мне нравится более качественная
одежда. В каждую вещь я очень сильно влюбляюсь. И, поскольку мне потом с ней
дико тяжело расставаться, она должна быть отличного качества. Например,
некоторые сапоги я ношу с удовольствием по пять лет. Но, разумеется, я не хожу в
них безвылазно — у меня много обуви. А то, что покупают для съемок — это вещи
иного качества, я бы их не надела. Нет, не подумайте, на нас не экономят. Просто
это нормально и логично, что бюджет съемок не подразумевает покупку, скажем,
Dolce&Gabbana.

— Насколько я знаю, какие-то вещи вы вяжете сами...

— Да, я вяжу, но в основном шапочки. За большие вещи не берусь, потому что я
не знаю, какими качествами нужно обладать, чтобы находить в себе силы довести до
конца вязку свитера, например.

— Можете навскидку назвать свой фетиш? Какой-то объект желания?

— Из вещей?

— Да в принципе о чем проще рассказать. Можно из вещей, можно из других
каких-то ценностей.

— Хочу двухэтажную квартиру.

— В Москве?

— Ага, в центре.

— Есть ли вещь, с которой вы никогда не расстанетесь?

— Ну как это «никогда»? Любой вещи рано или поздно приходит конец. Если это,
конечно, не какое-то ювелирное украшение. Совесть — вот она всегда со мной
останется, с ней я не расстанусь. Вот как я высокопарно выразилась. Но так и
есть.

— Когда вас узнают на улицах или в барах, помимо просьб дать автограф говорят
что-то? Есть конструктивная критика, например?

— Нет. Все говорят, какая я классная. Но подходят редко, потому что в
реальной жизни я выгляжу не так, как Кристина. Соколовская же у меня всегда на
каблуках и вообще выглядит строго. Я же не распускаю волосы и не делаю
феерических начесов, не навиваю кудрей... И даже если мы с Аней Хилькевич
появляемся где-то вместе, то, как правило, к ней подходят, а меня просто не
узнают. Это хорошо, потому что я могу спокойно ездить на метро. Иногда, может
быть, и хотелось бы, чтобы меня чаще узнавали. Но, с другой стороны, что мне это
даст? Ну, узнали меня — и узнали. Еще раз скажут, что я классная? Ведь никто же
не скажет, что я такая гадина, такая отвратительная. А даже если и скажут, то с
какой стати мне это будет говорить незнакомый человек? В этой ситуации, думаю, у
меня сработает какая-то защитная реакция.

— Вы действительно на метро ездите?

— Да.

Рубрики:

О проекте

Сайт baikalpress.ru - ваш путеводитель в масс-медиа.На страницах сайта вы можете: прочитать наиболее значимые материалы ведущих газет Иркутской области; быть в курсе самых важных событий; ознакомиться с последними выпусками теленовостей.

RSS